А если менять количество ВРЕМЕНИ на Проецирование Окружности, то мы получим совершенно другую плоскую Фигуру.

А начну я с себя. И это тоже будет нетрадиционно.

Родился я 12 февраля 1946 года. Это знаменательная дата. По крайней мере, для меня. Мать привезла меня с фронта Великой Отечественной… А её фронт закончился в Берлине, и отмечен медалью «За взятие Берлина». Её война была в составе прожекторного соединения, того самого, который ночью освещал знаменитую танковую атаку на Берлин. А я был зарождён матерью и отцом в эйфории ПОБЕДЫ. Может быть, даже именно 9 мая…

Жили мы бедно. Мать с отцом так и не соединились, и я его так и не увидел. Любовь – любовью, а жизнь – жизнью. Философия…

До сих пор у меня сохранилась фотография игрового зала детского сада, в который я ходил. На стене висит большой портрет великого Сталина… В детском саду это такой необходимый атрибут… Помню день смерти Сталина, тот, когда об этом объявили по той чёрной тарелке, которая висела у всех дома, и никогда не выключалась… Помню как на привокзальной площади сносили памятник Сталину. Сам памятник сняли быстро – зацепили тросом и сдёрнули. А с постаментом пришлось повозиться. А улица, которая заканчивалась привокзальной площадью, называлась Проспектом Сталина.

Этой осенью я пошел в первый класс. Учился я охотно. Читал лучше всех – бабка меня научила, неграмотная, по газетам в раннем детстве. Первый класс закончил отличником. В табеле только пятёрки. Получил похвальную грамоту и подарок – книгу «Сын полка». Такие книги были для меня вроде семечек. В то время я уже читал то, что читала мать. Пока она была на работе, я за два-три дня прочитывал то, что она, со своими четырьмя классами, читала целый месяц. Уже в то время я прочёл такие книги, которые потом в зрелом возрасте никак осилить не мог. Например, «Дон Кихот». Или «…пепел Клааса стучит в моём сердце». Может быть, именно поэтому я болезненно относился к несправедливости. Например, т.н. «Педагоги», люди, которые и сегодня не знают, как Правильно Учить людей. А уж то, что находилось на уровне РайОНО… Летом после первого класса в наш квартал пришли две тёти и сказали, что мы все будем учиться теперь в другой школе. А я хотел учиться у Веры Николаевны все четыре года. А тебя и спрашивать никто не будет. Будешь учиться там, где скажут. Тогда я отказался учиться вообще. Перебивался с двойки на тройку, перетаскивался из класса в класс, пока в седьмом не сел на второй год. А в восьмом в той школе, в которой я начинал первый класс, меня выгнали из школы за хулиганство. Но хулиганом как таковым я не был, я был безобидным шкодником.

Мать меня пристроила в Техническое Училище, которое я закончил в 1963 году. И стал я работать в Вагонном депо. Сначала так себе, а потом по ремонту вагонов. Там я познал, что такое мазут в прямом и переносном смысле. Рабочая одежда стиралась в прачечной депо каждую неделю. Иначе было нельзя. Уходя на обед, руки мыли керосином, а вытирали опилками. Но что это было для молодого мальчишки… Ещё с 12-13 лет я увлёкся джазом с подачи своего двоюродного брата, который был постарше меня на полтора года. У нас был приёмник «Балтика», и где бы я ни был, в половине девятого вечера по понедельникам, средам и пятницам я обязательно бежал домой, усаживался у приёмника и слушал «Голос Америки», тогда давали историю джаза по пятницам целых полчаса. А что мы делали на танцах под живую музыку из «Серенады Солнечной долины»… Хочу отметить, что наша компания имела свои правила. На танцы мы ходили только трезвыми. Не допускали даже запаха алкоголя. А если мы шли пить пиво, то тогда на танцы не ходили. Почему так? Ведь и выросли мы можно сказать на улице – безотцовщина. И знали мы многое, в том числе и что такое анаша. Но даже не пробовали. Курить – курили, выпивали. Но…



В октябре 65-го – июнь 68-го – Армия. Вспоминаю её с удовольствием. Отдельный стрелковый батальон по сопровождению воинских грузов. Не было у нас никакой дедовщины. Хотя служили тогда в нашей первой роте именно «деды» - по 26 лет им было. Если кому-то что-то перепадало, то по справедливости. А может быть, именно потому и не было?..

После армии встал вопрос – «Что делать?». Всё, что было до – детство, юность… После – надо определяться. Мать меня уговорила в техникум - очно. По профилю – ЖД. Это достаточно тяжело морально. В 23 года с пятнадцатилетними пацанами, тридцать рублей стипендия… И это тогда, как я в 17 имел полный заработок.

Четыре года… Имел я в техникуме определённое уважение. Никогда своих пацанов в обиду не давал, и с них спрашивал – они избирали меня старостой группы. Конечно, с учёбой было напряжение. На приёмных экзаменах математичка мне прямо так и сказала, понимая моё состояние – попробуем, посмотрим меня в учёбе. Она сама жила нами, отдавала себя всю. И требовала. Чтобы долго не рассказывать, я очень им всем благодарен, и говорил им об этом. До сих пор хожу в техникум с удовольствием, там ещё есть с кем повидаться. Это они дали мне то, что у меня есть сейчас, на их основе я делаю то, чего не знают они. Но это и есть Прогрессия. Так и должно быть. Вспоминаю химичку… Там за один год в химии я узнал то, чего не знал в школе. Это зависит от учителя – как он даёт предмет.

На третьем курсе женился – 25 лет, пора… По окончании третьего курса сразу стал работать помощником машиниста, что зачли мне в практику. Защитился хорошо. Специальность – техник-механик тепловозного хозяйства.

Стали жить-поживать, да добрана жевать. Это только в сказке так. Помыкаться пришлось. Мне с неба никогда ничего не падало. Особенно с моим требованием справедливости и философичностью. Я никогда не рубил, я сначала пробовал рассудить, понять… Но уж если… То пусть мне будет хуже… В связи с этим, мне всегда хотелось или найти такую работу, чтобы не зависеть, или уехать на необитаемый остров. Но, так или иначе, от Отношений никуда не денешься – Закон Природы, Свойство Естественной Деятельности, Явление. Но Определённое смягчение я нашел. В 1981 году я уволился с т.н. должности начальника цеха, и ушёл в «шабашники». И начались новые мучения. Но, ничего, пристроился. Приходил на предприятие, договаривался на Определённую работу с Определённой оплатой, и с оформлением трудовой книжки. И тогда уже сам начальник попадал ко мне в ответственные. Спуску я не давал ни своим, ни им. И я УМЕЛ с ними разговаривать.

А потом пришла совсем Либерте… Свобода… Либерализм. Но и он был всё-таки однобоким. Всё, что в Государство упало, то пропало… Он и до сих пор такой. Либерализм с акульим оскалом.

Сначала мы ушли в кооператив. Потом создали свой. Немного получилось не так, пришлось создавать другой. Всё приходилось познавать Эмпирически – Опытно. Теории-то не было. Нырнули сразу… И ногой даже не попробовали. Чтобы не вдаваться в подробности, спекулянта из меня не получилось, но и жизнь никто не отнял в лихие девяностые… Стал искать – к кому прислониться. На это было потрачено Определённое Время. Разобрался – всё не то. И люди не те. Каждый прет своё. Но очень интересно – все призывают объединяться. А когда начинаешь выражать свои мысли, то ты не нужен. Им нужно объединение только на их условиях. С кем я только не общался… Но это не является моей темой. Тема у нас другая. Как мы в юности говорили – глухая тема… Хотя именно здесь я и собираюсь выложить свои мысли.

Потом я встретил одного старого знакомого… И вот тут-то началось СамоОбразование… Я немного сказал об этом выше. Он тоже говорил об объединении, о братстве, но не по крови, а по Идее… Вспоминал Гоголя – его Тараса Бульбу, Остапа, Андрия, Запарижскую Сичь.

Некоторые вещи я взял у него, некоторые знакомы нам давным-давно, только посмотреть надо по-другому. А некоторые гнездятся в моей голове тоже давно, только никак не могли найти выход. Теперь вот выходят…

Но вот и такие мысли приходят ко мне в голову… Допустим, продолжал бы я учиться отличником… Прошел бы все ступени научной иерархии. Стал бы доктором наук… потом академиком… Но не был бы я тем, кем являюсь сейчас. И не создал бы я то, что сейчас вот здесь описываю. Был бы я банальным традиционалистом, и пел бы Осанну Теории Относительности… Представил, и противно стало… Вот о таких Академиках я здесь и говорю. Хотя и отдаю им Определённое должное. Но… ведь они же - АКАДЕМИКИ…

На этом я закончу повествование о себе. И мы перейдём на обсуждение других. Нет, мы не будем их Критиковать. Мы будем на их примере говорить как нужно ПРАВИЛЬНО.

Первой у нас будет ФИЛОСОФИЯ.

[Учение Платона о добродетели не представляет ничего особенно оригинального в сравнении с учением Сократа. Он писал его под сильным впечатлением жизни Сократа. У Сократа философия и жизнь представляли одно целое. Биография Сократа есть лучшая история его философии. Ксенофонт говорит о Сократе: “Он был так набожен, что ничего не делал против воли богов; так справедлив, что не причинял никому ни малейшего вреда; настолько властелин своих чувств, что всегда предпочитал полезное приятному; его возвышенный разум открывал ему возможность никогда не смешивать зло с добром; одним словом, он вполне оправдывал название совершеннейшего и счастливейшего человека”. Мы, со своей стороны заметим, что жизнь Сократа напоминает собой какой-то результат нравственного творчества – изящное произведение во всех тонкостях и подробностях. Можно сказать, Сократ положил все свои умственные силы на создание такой жизни, и во всякой другой области сделал сравнительно со своими силами немного.

Умственные интересы Аристотеля были многостороннее, обширнее и глубже; вопросы нравственноститакже привлекали его внимание, но он не был им исключительно предан. Не в теории нравственности и не в одной нравственной жизни следует искать силу и значение Аристотеля; проницательный философ очень хорошо понимал, что не одни только заботы о нравственном совершенствовании составляют удел человека; ему необходимо также изучить природу и её законы. Из этого, однако, не следует, что Аристотель не придавал должного значения вопросам нравственности и не ценил безупречной, хорошей жизни, он отводил им надлежащее место. В подтверждение этого замечания приведём взгляд Аристотеля на высшее благо: он говорит, чтовысшее благо, конечную цель всехстремлений, принято называть блаженством. Но самое понятие о блаженстве всегда возбуждало много споров (т.к. отсутствует его определение – суть, характеристика). Аристотель разумеет под именем блаженства такое состояние души и такую деятельность, которые наиболее соответствуют особенностям человека и влекут за собою полное удовлетворение. Но что же составляет исключительную особенность человека? Конечно, разум, поэтому в деятельности разума он может найти истинное блаженство. Итак, свободная успешная умственная деятельность, к которой человек предназначен самою природой, есть высшее благо; она сопровождается ощущением блаженства.




10554824.html
105554824.html
106554824.html
107554824.html
108554824.html
    PR.RU™