А) О профессиональном образе школьного врача

Михаэла Глёклер

Рудольф Штайнер характеризует новую профессию «школьного врача/специалиста по профилактической медицине» еще в январе 1920 года в своей лекции «Гигиена как социальный вопрос»[99]:

На какую социальную область должно быть оказано особенно сильное влияние в гигиеническом отношении на основании полученного знания о человеке? – На область воспитания, область преподавания. Без действительно всеобъемлющего знания о человеке невозможно по-настоящему понять, какие будут последствия, если дети в школе сидят сутулясь, что постоянно нарушает их дыхание, или если детей не приучают говорить громко и отчетливо, хорошо выговаривая гласные и согласные. Вся последующая жизнь человека во многом зависит от того, правильно ли он дышал в школьные годы и был ли приучен к громкой, четкой речи с хорошей артикуляцией.

В таких вещах – я привожу лишь некоторые примеры, т.к. в других областях можно видеть сходную картину – проявляется специализация общей гигиены в области школьного образования, и как раз в этой области проявляется все социальное значение гигиены, а также то, как жизнь требует от нас, чтобы мы не специализировались, а объединяли специализированное в целостный взгляд на мир. Но необходимо не только то, что дает учителю знания о педагогических нормах, согласно которым следует воспитывать ребенка тем или иным образом, нет, нам необходимо, чтобы учитель мог вынести суждение о том, что значит для ребенка, если учитель велит ему четко и артикулировано произнести то или иное предложение или позволяет ему хватать воздух на половине предложения, не заботясь о том, чтобы воздух расходовался во время произнесения предложения. Конечно, здесь имеются и другие основания и правила. Но истинное признание и применение этих вещей войдет в наши сердца только тогда, когда мы оценим все значение этого для человеческой жизни и социального здоровья. Ибо только тогда это дело станет социальным импульсом (...)

Другими словами: нам не нужен наряду с учителями, которые работают на основе педагогически абстрактной науки, еще и школьный врач, приходящий в школу раз в 2 недели и не знающий с чего начать, нет, нам необходимо живое соединение медицинской науки и педагогического искусства. Нам необходимо педагогическое искусство, которое всеми своими мерами правильным с гигиенической точки зрения образом воздействует на детей. Это то, что сделает гигиену социальным вопросом, т.к. социальный вопрос является во многом вопросом воспитания, а вопрос воспитания во многом является медицинским вопросом, но вопросом такой медицины, которая приняла в себя плоды духовной науки, и такой гигиены, которая тоже испытала на себе плодотворное влияние духовной науки.

На практике это выглядит так: школьный врач, если у него полная ставка в школе, стоит перед следующими задачами[100]:



Консультации школьного врача, обследование в течение учебного года и
обследование классов

По заданию или в сотрудничестве с официальными структурами здравоохранения школьный врач проводит предписанные школьные обследования, и кроме этого по договоренности с учителями и родителями проводит то или иное текущее обследование во время учебного года. Цель заключается в том, чтобы школьный врач, зная состояние здоровья школьников в своей школе, являлся контактным лицом для учителей и родителей по всем вопросам, касающимся оздоровительных педагогических средств, которые могут также дополняться медицинскими мерами, действующими на конституцию.

Часто в связи с этим спрашивают: а не слишком ли это интимно, если школьный врач, будучи членом коллегии, обладает столь дифференцированной информацией о состоянии здоровья детей? Разве это не дело родителей заботиться о врачебном и терапевтическом сопровождении своих детей? Ответ довольно прост: школьный врач обязан сохранять врачебную тайну и, при рассмотрении детей в коллегии или в беседах с учителями, использовать определенную информацию только с согласия родителей и ученика. Ясно, что школьный врач не может заменить семейного врача. Но он может быть важным собеседником для семейного врача, когда последнему необходима оценка школьных условий. И наоборот, разговор с семейным врачом время от времени необходим школьному врачу. Он понимает, что в сомнительных случаях во всем, что касается привлечения того или иного врача для консультации по поводу состояния здоровья ребенка или в связи с потребностью в поддержке последнее слово остается за родителями. В своей практике школьного врача я сталкивалась с ситуациями, когда мне звонил домашний врач школьника или школьницы и консультировался со мной по поводу вопросов, которые ему задавали родители ребенка, и на которые он не мог ответить без знания вальдорфской педагогики. Например, одна учительница сказала матери 10–летней девочки, что у ребенка «слабость сил Я». После этого мать захотела узнать у педиатра, что это значит и как можно распознать силу или слабость сил Я у ее ребенка. Для меня это явилось характерным примером проблемы вальдорфского жаргона, который применим в учительской среде, но который следует переводить на тот язык, которым пользуется собеседник. В этом может помочь школьный врач, который может использовать профессиональные термины, и вместе с тем говорить на общедоступном языке. Важно всегда разъяснять суть явления. В упомянутом примере можно сказать, что так называемые силы Я проявляются в способности к концентрации, внимательности, памяти, присутствии в настоящем моменте, надежности и выносливости. Лучше всего описать как можно нагляднее, что за виды деятельности мы наблюдаем у ребенка, вместо того, чтобы использовать понятия или психологизмы, которые лишь абстрактно говорят о состоянии дел, о котором идет речь и которое мы хотим улучшить.

Школьный врач также сталкивается с такими вопросами: существуют ли типичные проблемы у детей, зачатых с помощью ЭКО (экстракорпоральное оплодотворение), например, можно ли типизировать этих детей, есть ли у них определенные недостатки? В таком случае следует описать процесс искусственного оплодотворения, а также тот факт, что оно оказывается успешным лишь в 10–15% случаев. На основании хотя бы этих статистических предпосылок можно заключить, что речь идет о четком решении человеческой сущности, принять или нет такую возможность инкарнации, поскольку в большинстве случаев она отвергается. Среди детей с проблемами развития, приходящих на прием к врачу, доминируют вовсе не зачатые искусственным оплодотворением. Из какой бы психосоциальной среды и с какой бы семейной наследственностью ни пришел ребенок, важно видеть в ребенке индивидуальность и по возможности способствовать тому, чтобы она не типизировалась и не объявлялась «ненормальной». Серьезная задача заключается в том, чтобы показать, что каждый ребенок имеет право быть таким, какой он есть, и что можно сопровождать его на его индивидуальном пути развития, вырабатывая на этом пути его «собственные нормы».

Сравнивая детей одного возраста, можно заметить самые различные сочетания способностей и неспособностей. Так исключительная одаренность может сочетаться с малой одаренностью в другой области и т.д.[101]




415554824.html
416554824.html
417554824.html
418554824.html
419554824.html
    PR.RU™