Абсолютная монархия при Елизавете Тюдор

Царствование Елизаветы Тюдор стало кульминационным фактором в развитии английского абсолютизма.

После восшествия на престол, Елизавета восстановила английское церковное устройство, которое было при правлении ее отца и брата. Англиканская церковь была восстановлена.

Таким образом, в качестве своего главы, церковь теперь имела английского правителя, а не зависела от папы Римского. По догматом англиканская церковь мало отличалась от католической. Но из – за через - чур частого и стремительного характера перемены церковного устройства, такими изменениями остались довольны не все. Новое королева не могла одновременно угодить всем, так как в стране оставались приверженцы и протестантской и католической веры.

Но, основываясь на опыте правления своей сестры, Елизавета не могла допустить того, чтобы ее народ от нее отвернулся. Елизавета высоко ставила опыт управления своего отца. Ей всегда импонировали его патриотизм, энергичная и властная манера вершить дела, его безаппеляционная уверенность в божественном происхождении всех его прав, которые он не собирался уступать никому [Дмитр, с 44].

О.Дмитриева в своей книге «Елизавета Тюдор», пишет о характере правления королевы. В пункте «Дебора не желает быть судьей», Дмитриева подробно описывает взгляды Елизаветы на реформаторскую политику: «Те, кто ждал пришествия Елизаветы, надеялись, что дочь Генриха немедленно запретит мессу, изгонит католических епископов, упразднит монастыри, восстановленные сестрой – католичкой и очистит церковь от «рухляди».. как, однако, далеки они были от планов их государыни! Годы борьбы за выживание научили ее осторожности» [с 53].

Елизавета не хотела разжигать огонь, прежде чем сама все не взвесит, да и сама она не поняла для себя нужно ли наказывать подданных, которые были пленниками обстоятельств того времени и придерживались той веры, в которой их воспитали. Елизавета была осторожна, ведь, сделай она хоть один неверный шаг, и вся католическая Европа ополчилась бы против нее самой.

Конечно, такая смиренная политика не сходится с привычным поздним образом королевы – протестантки, которая будет пол жизни бороться с католической Испанией.

В такой смиренности, Елизавета придерживалась и своих целей. Дмитриева подмечает и тот факт, что если бы королева действовала более радикальным образом и не оставила в покое католиков, папа вновь вернулся бы к вопросу о незаконнорожденности королевы и, тогда, у нее появился бы явный соперник – новая кандидатура на английский трон.

Елизавета придерживалась тактики жеманства, как орудия дипломатии. Королева держалась со всеми одинаково, кокетничала, но не подпускала никого близко, представляя шанс каждому побороться за свое сердце. Тем самым, она сохраняла дружественные связи со многими странами, в том числе и с Россией.



Многолетняя гонка соперников — претендентов на руку английской королевы — вызывала неослабевающий интерес всех европейских дворов, так как речь шла о будущем международного политического баланса, стратегическом раскладе сил между католическими и протестантскими государствами[с 62].

Расчетливый политик в юбке, она принялась безупречно играть роль кокетливой и нерешительной леди, которая никак не может сделать выбор между достойными и блестящими претендентами, ободряя то одного, то другого, никогда не давая их надеждам увянуть и оживляя их именно в тот момент, когда это выгодно английской дипломатии [с 63].

Таким же образом она вела себя и с придворными, поэтому во внешней и внутренней политике она одержала огромное количество побед. «Ее люди» пытались всячески угодить ей, побаловать свою королеву. Так, знаменитый морской пират Уолтер Рэли исследовал территорию вдоль Америки и назвал ее в честь королевы «Виргиния».

В.В. Штокмар в работе «История Англии в средние века» пишет о том, что Елизавета умело подбирала людей для центрального аппарата и первая половина ее царствования дала таких крупных государственных деятелей, убежденных сторонников абсолютизма, как Берлей, Николай Бэкон, Уолсингем, купец Томас Грешем и другие, все же государственная машина не была совершенна сама по себе и еще многое зависело от личного состава сановников.

Хорошо была поставлена возглавленная Уолсингемом система шпионажа и информации, благодаря которой королева имела сведения из всех углов Англии и почти из всех стран Европы. Умело руководил королевскими финансами Томас Грешем — «король купцов» и финансовый советник королевы[с 178].

Сикст V пропел ей настоящие дифирамбы: «Она конечно же великая королева, и, если бы только она была католичкой, мы бы ее очень любили. Только посмотрите, как хорошо она управляет! Она всего лишь женщина, хозяйка половины острова, но она заставляет Испанию, Францию, Империю — всех бояться себя»[с 165 дмит].

Но, не смотря на хитрость проводимой елизаветинской политики и единодушия правительства и парламента, абсолютная монархия начала давать свои сбои.

С середины 90-х годов нарастает недовольство буржуазной оппозиции в парламенте королевской политикой выдачи монопольных патентов. Еще задолго до этого тюдоровское правительство практиковало выдачу патентов на монопольное ведение торговых или промышленных предприятий отдельным лицам или компаниям.

Если в середине XVI в. это в какой-то мере способствовало буржуазному развитию, то в конце XVI в. монополии сделались тормозом для поступательного движения английской экономики, они препятствовали свободному капиталистическому развитию, тем более что монополии очень часто выдавались фаворитам и придворным, обогащая их и вызывая возмущение всей массы буржуазии. В 1601 г. палата общин наконец потребовала рассмотрения вопроса о монополиях. Конфликт парламента и короны по этому поводу принял бурный характер, и королева принуждена была уступить, ибо она избегала открытой борьбы с парламентом [Штокмар с 180].

Кроме того, хоть Тюдоры сделали и много для укрепления централизованного аппарата, но,даже к концу XVI в королева не располагала послушным государственным аппаратом. Помимо сильно развитого взяточничества и казнокрадства, положение осложнялось тем, что в графствах чиновничьи должности находились, как правило, в руках местного нового дворянства. Практически все распоряжения короны выполнялись этими чиновниками лишь постольку, поскольку они были выгодны новым дворянам [с 179].

Таким образом, можно прийти к выводу о том, что абсолютная монархия сыграла свою историческую роль, обеспечив централизацию страны, полицейский режим по отношению к народу, необходимую внешнюю политику, условия для морской торговли и колонизации.

Хотя Тюдоры и имели определенную тенденцию обходиться без сословного представительства, что было вполне закономерно, они не ликвидировали парламент и до конца XVI столетия действовали, считаясь с его требованиями. Власть монархии над церковью, специфичная для Англии, обусловливалась заинтересованностью в реформации прогрессивных кругов дворянства и буржуазии.

Королева Елизавета смогла ужиться с парламентом, сделав себя главой англиканской церкви и абсолютным монархом. И, все же, каждая система дает свои сбои, и, в конце концов, начинает нарастать слабость абсолютной монархии, которая не могла заручиться поддержкой армии.




128554824.html
129554824.html
130554824.html
131554824.html
132554824.html
    PR.RU™