Абсурд как феномен российской действительности.

Стало общепринятым объяснять кризис нашего общества си­туацией в экономике. Автору этих строк приходилось неоднократно выступать в печати с другой концепцией нашего кризиса, в соответ­ствии с которой в основе кризиса нашего общества лежит не эконо­мический кризис, а кризис культуры. Под культурой при этом мы по­нимаем не только «отрасль» художественной деятельности, а сис­тему ценностей и норм, которыми руководствуются социальные субъекты - от человека до класса и этноса. Культура в этом социо­логическом смысле обуславливает взаимодействие и взаимоувязку целей, средств и результатов человеческой деятельности. В наше время трудно найти пример, где бы это несовпадение целей, средств и результатов человеческой деятельности оказалось столь глубо­ким, всеобщим и трагичным для страны в целом, как у нас. Пробле­ма в том, что указанное несовпадение было характерно не только для «застойных» времен. По наследству оно передано и «эпохе пе­ремен». В результате наши блуждания стали перманентными. В ос­нове блужданий и поисков у лучшей части россиян лежит желание найти объединяющую всех национальную идею.

Национальная идея призвана стать ответом на Абсурд, став­ший реальностью нашей российской действительности.

Вообще Абсурд стал устойчивым явлением цивилизации и куль­туры XX века. С ним поочередно столкнулись почти все народы Ев­ропы, но наибольшей реальностью Абсурд становился в тех стра­нах, в которых происходила какая-либо национальная катастрофа. Глубокие философские раздумья над Абсурдом мы видим в Герма­нии, после ее поражений в 1-й мировой войне. Но наиболее замеча­тельным и яркими эти раздумья были во Франции в период и после ее поражения во 2-ой мировой войне. Замечательными эти разду­мья над Абсурдом во Франции были потому, что они осуществля­лись не только на основе абстрактных философских категорий, но и на основе художественного чутья таких талантливых писателей, как Ж.-П. Сартр, А. Камю и других. Вообще социальная «тотальность Абсурда» лучше всего осознается при социально-эстетическом его восприятии. Неслучайно Абсурд был излюбленной темой художни­ков, в частности, таких великих мастеров кисти XX века, как Пикас­со и Сальвадор Дали.

Нобелевский лауреат в области литературы А. Камю так опре­деляет истоки Абсурда: «Очевидным фактом морального порядка является то, что человек- извечная жертва своих же «истин».

Мы, россияне, и все бывшие советские люди ныне готовы под­твердить мудрость этого афоризма французского писателя и фило­софа. Да, мы все стали жертвой своих же истин, и наибольшей ре­альностью нашей жизни стал Абсурд:

- абсурдна холодная гражданская война, развязанная цент­ральными средствами массовой информации в нашей стране и под­держиваемая ими до сих пор;



- абсурдна борьба против своей истории,

- абсурдна демократия, при которой президент заявляет, что никому власть не отдаст;

- абсурдной была борьба против административно-командной бюрократической системы, завершившаяся увеличением этой же системы в несколько раз;

- абсурдна экономическая реформа, суть которой сводится к разворовыванию национальных богатств;

- абсурдны межнациональные кровопролитные войны... Словом, нам нужно осознать, принять и понять наш российс­кий Абсурд, который, конечно, имеет российские особенности.

Для чего это нужно? Для того, чтобы лучше понять себя. А по­няв себя, мы найдем свои резервы для выхода из создавшегося положения.

«Размышления об Абсурде, - писал А. Камю, - начинаются с тревожного осознания бесчеловечности и возвращаются под конец к страстному пламени человеческого бунта».

Внешние проявления Абсурда почти везде одинаковы. О них писал исследователь датского Абсурда Серен Кьеркегор: «Не толь­ко в мире действий, но также в мире идей наше время представляет собой настоящую распродажу». Мы можем свидетельствовать, что и наше время есть распродажа всего и вся.

Сизифов труд советских лет сделал нас абсурдными героями. Но вместе с А. Камю, написавшим великолепное эссе о Сизифе и его абсурдном труде, мы можем сказать: «что это не все, еще не все исчерпано... Солнца нет без тени, и необходимо познать ночь».

В развернувшейся пока еще холодной гражданской войне сей­час одни стремятся представить то, что любят другие, в шутовском колпаке. Когда предмет любви - Родина, этим заниматься опасно.

Опасно, когда для одних Родина есть собственность, в то время как другие чувствуют себя ее детьми. Опасен, хоть и ничтожен, тот ре­ваншист, который некогда свое оскорбленное безликим бюрократом самолюбие ставит выше Родины.

Если все это мы признаем, тогда поймем, что поражение на­ших усилий в советские годы надо разделить между всеми нами. Никакой особой тупости мы не совершили, кроме общечеловечес­кой. Как и многие другие народы, мы посчитали, что само общество призвано обрести свойства, которыми традиция наделяла личность мудреца. Но в очередной раз оказалось, что общество не может стать подлинным субъектом, что оно все еще может быть лишь квазилич­ностью, или псевдосубъектом. Как писал еще один знаток Абсурда Г. Марсель «Поведение, на которое оно способно, рядом с жизнью или действиями мудреца в лучшем случае подобно Электронному мозгу рядом с мыслящим существом».

Абсурд выражает кризис не каких-то отдельных сторон жизни, а самих основ общества. А в основе общества его Культура. Поэто­му Абсурд есть выражение кризиса Культуры. Это надо учитывать, чтобы чрезмерно не полагаться на Науку в решении проблем Аб­сурда. По-настоящему принять вызов Абсурда может только Культу­ра, она же и способна дать ему настоящий отпор.

В неожиданно притихшей вселенной нашей Культуры, сквозь заполнивших ее шоу и клипов, слышится шепот тысяч тонких восхи­тительных голосов, поднимающихся от земли. Это бессознатель­ный, тайный зов всех струн нашей культуры. Только начинается вре­мя, когда Абсурд станет мощным стимулом движения, после кото­рого российский народ в очередной раз может поделиться с Евро­пой своей жертвенной силой.

(«Кубанские новости» 25. 06. 1996 г.)


В ОСНОВЕ КРИЗИСА НАШЕГО ОБЩЕСТВА ЛЕЖИТ




2554824.html
25554824.html
255554824.html
256554824.html
257554824.html
    PR.RU™